Искусство и скульптура

By andy-warhol.ru | Июль 5, 2014

«Искусство… это особый способ наших повседневных отношений с видимостью, в которой мы узнаем себя и все, что нас окружает. Следовательно, искусство — это желание создать видимости, сравнимые с настоящими, потому они более или менее им подобны. Следовательно, искусство — это возможность думать обо всем по-разному, признавать видимость фундаментально неадекватной… благодаря этому искусство имеет образовательную и терапевтическую, утешающую и просвещающую, объясняющую и умозрительную функции, и, следовательно, это не просто экзистенциальное удовольствие, это утопия».

Валери Жодон и Джойс Козлофф. «Художественно-истерические заметки о прогрессе и культуре» Журнал «Heresies», т. 1, № 4, зима 1977-1988, с. 38

Рассуждая недавно о состоянии скульптуры на заре двадцать первого века, один из самых влиятельных в Америке критиков признался, что «было трудно предвидеть, какой она будет… а уж делать ее — почти невозможно». И хотя некоторые из причин ее падения — или, скажем, банкротства — были очевидны, продолжал он, другие оставались в тени. «Очевидно, что непрерывное перепроизводство предметов потребления, их постоянное навязывание и все более скорое устаревание вызывали бытовую жестокость в тех сферах повседневной жизни, которые регулируют весь пространственно-временной порядок и девальвируют всякое отношение к предмету». Этот критик, Бенджамин Бухло, оплакивает утрату кипящих жизнью открытых общественных пространств, считая ее следствием все более проявляемой в современной культуре тенденции к потреблению, быстро и еще быстрее, чем это допустимо для выживания общества. Там, где над социальными формами и системами господствует зрелище, полагает он, искусство изо всех сил старается не отставать, не говоря уж о том, чтобы найти насущно необходимую точку приложения сил и укрепить свою власть.

Этого автора отличает резкость суждений. И все-таки его доводы нуждаются в объяснении. Подлинный смысл высвобождения от чар «формальных» ценностей, от искусства оценки, наслаждения, от пластических и пространственных отношений прослеживается вглубь до яркой и все еще обсуждаемой деятельности Марселя Дюшана в начале двадцатого столетия (временным контекстом которой был кубизм, со всеми его привходящими). В 1913 г. Дюшан взял обыкновенное велосипедное колесо и водрузил его на обычный стул. В 1914 г. он приобрел и выставил стойку для сушки бутылок — так родилась идея «реди-мейда». Как он сам позднее сформулировал в одном из интервью, реди-мейд позволил ему «свести идею эстетического выбора к разуму, а не к оценке способности или мастерства, прибегая к которой я осуждал многие картины моих современников». В 1919 г. он взял дешевую фоторепродукцию Леонардовой Моны Лизы, пририсовал ей усы, козлиную бородку, приписал рядом сомнительный каламбур — так получился «комбинационный» реди-мейд, контекстом которого на сей раз стал парижский дадаизм.

Бpэндoн Tейлoр

Из рубрики: Разное об искусстве | Комментарии отключены

Энди Уорхол - видеозаписи

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Наши контакты

Рекомендованная литература