Кунк и Карри

By andy-warhol.ru | Июнь 28, 2014

Или возьмем Восточную Германию, где чех по рождению Милан Кунк писал картины, подчеркнутая банальность которых говорила о невозможности, абсурдности взаимодействия западноевропейского авангарда с культурным коллапсом стран коммунистического блока. Свойственные Кунку карикатурный стиль и нигилизм — на одном уровне с чикагской школой 70-х или с работами его современника, голландского художника Роба Шольте, — должны были не вызывать восхищение, а считываться как симптом экзистенциальной ситуации: его Венера расположилась отдохнуть на лужайке среди цветочков и старых автомобильных покрышек. Говоря, что «современное искусство безвозвратно погибло еще в тридцатых», что «с тех пор все искусство — это постмодерн», Кунк хотел указать на неизбежную деградацию всех художественных стилей в результате бесконечного их повторения, злоупотребления ими, да и коррумпированности искусства в существующей политической и социальной реальности. И все-таки, играя в откровенный китч, Кунк считал, что неаутентичность, неподлинность — вот истинная мера переживания в мире, где господствует рынок.

Представляя другую крайность, шотландец Кен Карри обратился к недвусмысленно нарративной живописи, да к тому же в стиле советского социалистического реализма, давно утратившего доверие, а некоторыми даже и презираемого. Самый интересный в группе художников из Глазго, усиленно продвигаемой в начале восьмидесятых, Карри живописал сцены про героизм рабочего класса и солидарность профсоюзов, украшенные такими старомодными штампами, как плакаты, марширующие пролетарии или полные мрачной решимости портретные головы. Что касается критиков, то они приветствовали (или бранили) Карри как «реалиста», пытающегося указать на достоинства традиционной, хоть и угасающей политической культуры. Впрочем, подробный анализ его манеры приводит к мысли, что и он участвует во все той же исторической пародии. В то время как одни видели в его полотнах иллюзорный реализм того типа, сторонником которого был венгерский критик-марксист Георг Лукач, другие считали серию панно «Народный дворец» Карри продуктом брехтовской традиции противоречивости и сложности (на масштабных картинах представлены женщины в мужском политическом контексте, простые рабочие на международной политической сцене). Это правда, что суровые, кричащие цвета, удушливая атмосфера, угрюмые лица рабочих повторяют лишь некоторые особенности пролетарского реализма тридцатых годов. Карри на это сказал, что хотел, чтобы его картины «говорили на демократическом языке», хотел создавать произведения «о рабочих и для рабочих», «демистифицированное, популярное и социализированное, дающее художнику шанс сделать что-то полезное для общества». Такой язык мигом отвратил от Карри тех, кто хотел, чтобы социалистическое искусство было вольнодумным и интеллектуальным, а не поучающе миссионерским. Этот спор по сию пору важен для левацкого политического союза с искусством. До какой степени несомненная прямота творческого метода Карри исчерпывает содержание его живописи? Что это было, критика абстрактного модернизма изнутри фигуративной и популярной традиций, упрямое повторение раннего «реалистического» стиля или хорошо выверенная, рассчитанная (и, может быть, ироническая) модернизация утраченной исторической манеры? Ответить на этот вопрос сможет только аналитически настроенный зритель, который внимательно рассмотрит сами картины.

Бpэндoн Tейлoр

Из рубрики: Разное об искусстве | Комментарии отключены

На этом сайте чаще всего смотрят:

Самые новые записи:

Это тоже интересно:

Лучший эротический массаж в Москве салон тут
Энди Уорхол - видеозаписи

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Наши контакты

Рекомендованная литература