Рассуждение Оуэнса

By andy-warhol.ru | Июнь 28, 2014

Соображение, приведенное в журнале «October» критиком Крейгом Оуэнсом, очень важно, если подумать о существовании более амбициозной и теоретически энергичной концепции авангарда, до которой художники Ист-Виллиджа и им подобные в прочих местах просто не смогли дотянуться. Рассуждение Оуэнса сводилось к тому, что классический европейский авангард начала века занимал важное место в общественном сознании, помещаясь между образованным средним классом, дезертирами из которого были многие авангардисты, и различными субкультурами на окраинах городской жизни, с которыми они (авангардисты) не соединились. Для Домье, Дега и Мане в Париже XIX века это были старьевщики, проститутки, уличные артисты. Для Пикассо и некоторых кубистов — цирк или кафе для рабочего люда. Напротив, ист-виллиджские искатели приключений усвоили себе какую-то модную позу, которая была не только саморекламой и коммерчески успешной («копия в миниатюре современного арт-рынка» — такова была наименее лестная из характеристик Оуэнса), но оказалась совершенно не способна пробудить этническую или сексуальную дифференциацию как культурно стойкую форму. Теперь подлинным авангардистам выпало не воспроизводить, а вытеснять статусно утвердившегося, коммерчески поддерживаемого захватчика.

Как бы то ни было, дискуссия о пародийной живописи в начале восьмидесятых стала отнюдь не только нью-йоркским, а международным феноменом. Во Франции, где президент Франсуа Миттеран, избранный в 1981 г., занялся культурным инвестированием в государственном масштабе, новая живопись была прекрасно представлена молодым Жераром Гарустом, который репродуцировал маньеризм в духе Пикассо, де Кирико и Тинторетто. Гаруст всегда подчеркивал, что после концептуализма живопись всегда на первый взгляд выглядит немножко странно. «После Бюрена, — говорил он, — оригинальности больше не существует… Мы вынуждены вернуться к системе нашей латинской культуры, посмотреть, из чего состоит система живописи и наполнить все архетипы новым значением». Легко войдя в стремительно набирающий силу международный мейнстрим, имея за собой поддержку немецких галерей, Гаруст черпал вдохновение в классической нарративной живописи (ересь с точки зрения модернизма), — но делал это не напрямую. «Когда я работаю над мифом об Орионе, — говорил Гаруст, значим не тот факт, что я беру Ориона из греческой мифологии, а тот, что рисую его через мифологию, которая идет из недр нашей культуры». Дистанция между «примитивным» и неаутентичным у Гаруста сокращается донельзя.

Бpэндoн Tейлoр

Из рубрики: Разное об искусстве | Комментарии отключены

На этом сайте чаще всего смотрят:

Самые новые записи:

Это тоже интересно:

sources tell me
Энди Уорхол - видеозаписи

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Наши контакты

Рекомендованная литература